На просторах великой страны нас встречает могильный покой


Previous Entry Поделиться Next Entry
Зима близко
seerozha
Накануне ночь брызгала холодным дождем в окна приближающейся с юга к Москве красно-серой железнодорожной змеи, как больная птица изредка кричал локомотив, то ли разгоняя выехавших на переезд автолюбителей, то ли пытаясь спасти прогуливающимся по путям "калдырям" очередную бессмысленную жизнь.

Поскрипывали больными железными сочленениями вагоны, периодически противно чмокал и давился человеческими испражнениями биотуалет, в одном из купе что-то рассказывал маме ребенок, а за стеклом безостановночно проносились мимо будки станционных смотрителей, развалины заводов, да щурились бледно-желтым светом придорожные "хрущевки" и "брежневки".

Я стою на двадцать третьем этаже одной из знаменитых высоток бывшего Калининского проспекта, и смотрю на увенчавшую здание МИДа красную советскую звезду.

Крупные, грязно-белые снежинки, кружась и играя в затейливый хоровод, падают со свинцово-серого неба, схватываясь ледяной коркой на крышах, деревьях, скамейках, и постепенно превращаясь в грязь.

Кривляется в телерамке ручная нацонал-капиталистическая мартышка, одновременно забавно и страшно грозящая супостату остатками советского ядерного потенциала.

У входов в метро, которому впору возвращать функционал большого бомбоубежища, дежурят в поисках потенциальных террористов дородные и щекастые милиционеры.

Бежавшая с Донбасса фсб-шная белодельческо-власовская гадина нудно плачет по упущенным возможностям на YouTube, а в комментариях почитатели с почтением и придыханием именуют её "Игорь Иванович".

Готовятся, засучив рукава и вытирая несвежими платками блестящие лысины, к очередной битве за бюджеты чиновники и служащие всех ведомств и уровней, предвидя обострение конкуренции и грядущую толчею у кормушки.

Окормляет одетой в "Брегет" рукой верную паству гражданин Гундяев, а затем садится в свою многомощную немецкую колесницу и едет в потребительскую вечность.

В оккупированно-освобожденном Крыму новообращенные российские граждане встречают в кромешной тьме очередной день "русского мира", а неустанный китайский кабелеукладчик снует между Керчью и Ильичём, пытаясь сшить две когда-то единых энергосистемы когда-то единой страны.

Обороняют от ремонтников Херсонской области взорванные украинские ЛЭП "правосеки", да блокирует автомобильный трафик нацгвардия, надеясь, видимо, вернуть любовь мятежного региона таким вот странным способом.

"Креаклы" рисуют в социальных сетях французские флажки - память о карикатуристах "Шарли Эбдо" и посетителях "Батаклана", при этом напрочь игнорируя как гибнущих тысячами в Африке и на Ближнем Востоке "неевропейцев", так и затравленных и убитых после распада СССР граждан.

В Ираке идеи социальной справедливости на местах олицетворяет ИГИЛ, в Африке - Господня Армия Спасения, соревнующиеся между собой в фанатичности и наиболее зрелищных способах организации массовых казней.

Тоскуют о доле респектабельного европейского барана "поравалители".

Ломают виртуальные копья в бесконечных и бессмысленных Интернет-дискуссиях сторонники и противники "Копченого" и "Плешивого".

В Екатеринбурге за семь миллиардов рублей открывают "Ельцин-центр", посвященный "достижениям" первого демократического российского президента БорисНиколаича, а в экспозиции выставляют письмо и подаренный не менее совестливым и рукопожатным БорисЕфимычем свитер.

Спят мертвым сном пассажиры малазийского "Боинга" да российского "Айрбаса", и не тревожат их нестихающие дискуссии о правых и виноватых.

Морщат на экстренном совещании выспренные лбы гладенькие и розовощекие НАТОвские генералы, решая, кого назначить пушечным мясом на этот раз, и на ком обкатать новые военные технологии во славу Boing и Raytheon.

По обе стороны океана в ожидании военных контрактов и новых колониальных завоеваний потирают жадные потные ладошки, и сучат толстыми волосатыми пальцами интернациональные воры-капиталисты.

Каких-то тридцать лет назад я готовился пойти в школу - один из миллионов счастливых граждан большой, сильной, и в основном справедливой советской страны, имевших перед собой тысячи дорог и весь мир перед глазами.

Всё минуло, как наваждение, как яркий, радостный, но безумно короткий сон.

Зима близко. Молодые и сильные выживут ?

  • 1
Правда, до последнего слова!

//Молодые и сильные выживут ?//
- ох, не факт! Хотя какой-то % - наверное.

Выживут, как всегда, самые хитрые, пусть даже не самые молодые.
А кое-кто из молодых первым пойдёт на мясо, причём добровольно.

// кое-кто из молодых первым пойдёт на мясо, причём добровольно//
- уже наблюдаем готовность, подогреваемую патриотической пропагандой...

На российских госканалах уже форменная истерия.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account