На просторах великой страны нас встречает могильный покой


Previous Entry Поделиться Next Entry
Троице-Артемиева лярва
seerozha
Тот случай, когда господину Троицкому на его пассаж хочется ответить словами его классового единомышленника господина Быкова - "Я всегда на стороне людей (симпатичных или несимпатичных) против других биологических видов." (если кто сомневается, цитата подлинная, взята отсюда).

Есть у нас под Ростовом такое место - Змиевская балка, отведенная посетившими просторы СССР европейскими гуманистами под решение национального вопроса. Есть и другая балка, под Таганрогом - Петрушина, аналогичного назначения. Впрочем, прогрессорская деятельность означенной категории господ двумя балками не ограничивалась - отличились они и в ростовской тюрьме, и в так называемом "Гросслазарете № 192" и в сотнях других разбросанных по всей области мест.

С людьми - как еврейской, так и других национальностей - идеологические соратники господина Троицкого обращались примерно так (фотографии взяты из статьи блога kerrangjke) -



Где-то здесь лежал, скажем, Полиен Яковлев, советский писатель, автор прекрасной книги "Первый ученик" -

"
Вспоминает Леонид Григорьян – сосед Полиена Николаевича по дому. Он, десятилетний мальчишка, был невольным свидетелем ареста Полиена

Николаевича: «В тот день, 22-го октября, я как раз собрался навестить деда. Зайдя в парадное, увидел, что дверь в квартиру Яковлевых

распахнута. Я почувствовал неладное и задержался. Через несколько минут два дюжих гестаповца в черных бархатных пилотках вывели

Полиена Николаевича.
Был он желтовато-бледен, лицо обреченное. Увидев меня, он на миг остановился, губы его беззвучно

зашевелились, но тут же он стал торопливо спускаться по ступенькам. Всем своим видом он показывал, что не знает меня, что я тут

человек случайный, и я мгновенно понял, что он испугался за меня, сына «расово неполноценной женщины».
Я выглянул на улицу. Полиен

Николаевич, прихрамывая, шел через дорогу. А со двора выводили инженера Шатохина. Потом их обоих посадили в закрытую машину и

увезли. В феврале, после освобождения Ростова, их тела обнаружили в тюремном дворе – отступая, немцы расстреляли всех

заключенных. Тюрьма была в пяти кварталах от нашего дома, и до нас доносился удушливый трупный запах. Ростовчане в марлевых

масках ходили туда, чтобы опознать своих близких. Наверно там и нашла мужа Евгения Григорьевна
».
"



Полиен Николаевич, в отличие от кумиров господина Троицкого, немецких "освободителей" не ждал - но, к сожалению, дождался. Как и остальные его товарищи по несчастью.



Не менее красноречивые картины запечатлены в других местах массовых расстрелов, например, под Таганрогом -





А вот этот гражданин - неизвестно, еврейской национальности или нет - умер в "Гросслазарете № 192" (ныне территория бывшего Ростовского Военного института ракетных войск) от истощения, не дождавшись уготованного ему оккупантами свинцового подарка - сэкономил европейскую собственность, так сказать.



В Змиевской балке, кстати, была вместе с дочерьми убита Сабина Шпильрейн - и тысячи других, отраженных только сухой строкой в актах, справках, документах. Масса воспоминаний и документальных свидетельств деятельности цивилизаторов собраны в книгах - например, в "Где мои тринадцать лет ?" Инны Калабуховой, или "Бездне" Ильи Гинзбурга.

Но для господина Троицкого это все пустой звук - и относить ли его в итоге к людям, или к другим биологическим видам - решать читателю.

?

Log in

No account? Create an account