October 22nd, 2011

окраина

Книги: Леонид Соболев - Морская Душа

Книга - понравилось, что бы там не говорили про "полоскание мозгов в проклятом совке".

Из предисловия

"
Морская  душа  -  это  решительность,  находчивость,  упрямая отвага  и неколебимая  стойкость.  Это  веселая  удаль,  презрение  к  смерти,  давняя матросская ярость,  лютая ненависть к врагу. Морская душа - это нелицемерная боевая дружба, готовность поддержать в бою товарища, спасти раненого, грудью защитить командира и комиссара.


     Морская душа  -  это  высокое самолюбие людей,  стремящихся везде  быть первыми и  лучшими.  Это удивительное обаяние веселого,  уверенного в себе и удачливого человека,  немножко  любующегося собой,  немножко пристрастного к эффектности,  к блеску,  к красному словцу. Ничего плохого в этом "немножко" нет. В этой приподнятости, в слегка нарочитом блеске - одна причина, хорошая и  простая:  гордость за свою ленточку,  за имя своего корабля,  гордость за слово   "краснофлотец",   овеянное  славой   легендарных  подвигов матросов гражданской войны.

     Морская душа -  это огромная любовь к  жизни.  Трус не любит жизни:  он только боится ее потерять. Трусне борется за свою жизнь: он только охраняет ее.  Трус всегда пассивен -  именно отсутствие действия и  губит его жалкую, никому  не  нужную  жизнь.   Отважный,  наоборот,  любит  жизнь  страстно  и действенно.  Он  борется за  нее со  всем мужеством,  стойкостью и  выдумкой человека, который отлично понимает, что лучший способ остаться в бою живым - это быть смелее, хитрее и быстрее врага.

     Морская  душа  -  это  стремление к  победе.  Сила  моряков неудержима, настойчива, целеустремленна. Поэтому-то враг и зовет моряков на суше "черной тучей", "черными дьяволами".

     Если они идут в атаку -  то с тем,  чтобы опрокинуть врага во что бы то ни стало.

     Если  они  в  обороне  -  они  держатся до  последнего,  изумляя  врага немыслимой, непонятной ему стойкостью.

     И  когда моряки гибнут в  бою,  они  гибнут так,  что  врагу становится страшно: моряк захватывает с собой в смерть столько врагов, сколько он видит перед собой.

     В  ней  -  в  отважной,  мужественной и  гордой морской душе -  один из источников победы.
"

Отсюда.


Биография Леонида Сергеевича Соболева
окраина

Политота: - "Совок" как предмет гордости и презрения

Судя по нижеизложенному, я -"совок" де факто.

И горжусь этим.

"

Ну посудите сами. Я сам – типичный совок, и ничуть этого не стыжусь. Вырос в неполной семье (мать-медсестра сутками убивалась на работе в своей детской больнице, тянулась изо всех сил и жил, перезанимала пятерку до получки у соседей, чтобы поднять сына). Но это ничуть не помешало мне ходить в английскую спецшколу в, заметьте, пролетарском районе. Там же только на два года старше училась дочка генерального директора гигантского завода, который стал потом главой правительства страны, а в моем и параллельных классах были дети генеральных конструкторов и просто инженеров, врачей, музыканта-гастролера какого-то армянского эстрадного ансамбля, обычных работяг - модельщиков и фрезеровщиков, разметчиков и шоферюг. И, подчеркну особо, никакого классового расслоения или каких-то льгот и преимуществ для детей тогдашних ВИП-родителей…

В университет я тоже попал не по блату — просто сдал экзамены. Да таких, блатных, у нас и вообще не было! И к распределению все подошли на равных: хочешь не хочешь, а поезжай подальше на три года отдавать долг государству, которое тебя не просто бесплатно учило, но еще и стипендию выплачивало. И ехали, как миленькие. Если, конечно, не были беременными или не зацепились уже за рабочее место в этом самом университетском городе. Зато в дальних и порой глухих местах выпускнику в течение года полагалось бесплатное жилье, под каковым подразумевалось отнюдь не место в общежитии.

Смешно теперь читать: мол, образование в СССР никуда не годилось и поступить в вуз можно было только за взятки. Дурь несусветная. Иначе бы в институтах, университетах и академиях учились сплошь детки партноменклатуры да подпольных миллионеров, сколотивших свои богатства в левых ширпотребовских цехах и артелях, а не крестьянско-пролетарско-»итээровские» дочки и сыновья.Году этак в 1983 я впервые по комсомольской линии (хотя и за свои кровные) выехал за границу. На неделю. Как сейчас, помню: в Социалистическую Республику Румынию. Хотел, правда, поехать в Чехословакию, но в горкоме партии решили: «С него и Румынии хватит!». Отказываться было не принято, потому я терпеливо учил, кто есть кто в румынской компартии и тамошнем комсомоле, дабы не оплошать на собеседовании в парткомиссии. В поезде до госграницы и в самой Румынии было забавно: старшая группы, секретарь какого-то райкома комсомола постоянно проводила инструктажи на предмет, как не попасться на провокацию хоть и братской, но не совсем страны соцлагеря, и строго следила, чтобы гонимые 

Collapse )