January 14th, 2013

Вьетнам: Notre Dam de Nha Trang

"
- Какой-какой матери ?
- Парижской .... Богоматери !
"


Хотя тяжкое колониальное французское наследие закончилось тем, что им образцово напинали при ДьенБьенФу - отрицать их вклад в развитие вьетнамской инфраструктуры глупо. Понастроили всего изрядно - и железных дорог, и административных зданий, и всяких санаторно-курортных учреждений, и - учитывая, что первым вьетнамским "евроинтегратором" для Вьетнама был французский католический священник - конечно же, соборов. В итоге практически в каждом более-менее крупном вьетнамском городе есть эти исторические памятник, и одновременно культовые учреждения - и в Ня Чанге, и в Хошимине (Сайгоне), и в Далате.



Collapse )
Кстати, первый договор между французским королем и вьетнамским правителем представляет собой увлекательнейшее чтиво - так сказать, образец документа времен колониальной политики. Вот некоторые моменты из этого трактата в изложении К.М.Станюковича да, тот самый - автор "Морских рассказов", по одному из которых сняли потом отличный советский фильм "Максимка"), посетившего Вьетнам в 1863 году - 

"
1) Христианнейший король обещает помогать великому королю Кохинхины. На сей конец его христианнейшее величество немедленно пошлёт к берегам Кохинхины: четыре фрегата с корпусом пехоты в 1200 человек; 200 артиллеристов и 250 кафров. Эти войска будут снабжены всем необходимым для войны и нужным количеством артиллерии.
Collapse )

Людовик XVI явно был не дурак - вот такие ВТО и база НАТО в Ульяновске территориальные, военные и торговые требования в обмен на поддержку одного из претендентов на трон в фактически идущей в стране гражданской войне. Впрочем, отправлять реальные войска король Франции не спешил, и главный инициатор присоединения к франции заокеанских колоний, святой отец Pigneau de Behaine, человек явно неординарный, был вынужден действовать на свой страх и риск.

Католик показал себя как заправский авантюрист, дипломат и лидер - оставшись без королевской поддержки, он нанял несколько матросов и офицеров, и отправился в Кохинхину во главе пары торговых судов, где во многом помог одному из претендентов, Чиа Лунгу, занять столицу Кохинхины - Хюэ - а заодно императорский трон. Что примечательно - его протеже Чиа Лунг относился к бескорыстию французов с большим подозрением, перед смертью сказав своему преемнику: "Друг мой, люби Францию и французов, но никогда не давай им ни клочка земли в твоих владениях".

Преемник Чиа Лунга выполнил и перевыполнил пожелание предшественника - устроил на иезуитов форменную охоту, их притесняли, мучали и убивали.

Святой отец, правда, этого уже не почувствовал и не увидел, ибо в 1799 году скончался от дизентерии.

Вот такая пиратско-политическая история.

Константин Михайлович вообще во "Французах в Кохинхине" оставил довольно любопытные сведения о Вьетнаме полуторавековой давности, и мы, думаю, ещё не раз к нему обратимся.

А вот - его же свидетельства о некоторые последствиях французской миссионерской деятельности - 
Collapse )