July 28th, 2015

О минской духовной семинарии

В продолжение этого. Мушкетеры Ученики бурсы тридцать больше ста лет спустя. Рекомендуется к ознакомлению. Полностью по ссылкам.

Раз - http://nyarli.diary.ru/p195214722.htm

"
Молитвы для студентов проводились в часовне. Там были оконные ниши, огороженные плотными шторами. В них прогрессивные студенты и прятались. Одни, как и я, пытались продлить сладкую утреннею дрему. Другие же благоговейно предавались молитвам Творцу.
...
Самоподготовка. Самое непонятное мне время. В 6 часов вечера студенты должны обязательно быть в своих аудиториях и, в идеале, готовится к лекциям. Многие, конечно, добросовестно готовились. Остальные же спали или играли в игры а ля морской бой или точки.
...

Многих интересует как у нас обстояли дела с девушками. Честно? Достаточно забавно. При МинДС было женское регентское училище. Девченки туда поступали в основном для того, чтобы среди семинаристов найти будущего мужа. Мы же их называли ХБМ (хочу быть матушкой) или ЦПХ (в расшифроке не нуждается). Также же были и местные девочки. Так как от крупных городов мы находились далеко, то из внешних миров женская плоть поступала редко.

Только за мои годы обучения порядка 50 студентов женилось по залету.
"

Два - http://nyarli.diary.ru/p195214721.htm

"

С первых дней вам намекают, что жизнь ваша может стать более–менее сносной, если вы будете уведомлять попов о различных аспектах жизни других студентов. Этим пользовались многие, пугающе много на вид нормальных пацанов шли и стучали. Стучать можно было на что угодно, благо запретов и “табу” было великое множество, за сигарету — отчисление, за запись “энигмы” в плеере — отчисление, за наличие плеера — неделя в столовой. Да–да, поститься, молиться, слушать радио Радонеж. И х.й бы с ним, но эти падлы мотивировали студентов тем, что отчисленных среди учебного года моментально сдавали военкомату, во всеми вытекающими, поэтому учиться было выгоднее чем отчисляться, особенно учитывая что преподавали и светские предметы, которые в дальнейшем можно было просто не сдавать в нормальном вузе, преподы одни и те же. Итак стучали многие.
...
Статистика. Поступало нас около 40 человек. К концу первого курса осталась половина. К концу обучения — 6 человек. Среди этих 40ка было много достойных парней, нормальных мужиков с которыми не страшно в разведку. Были и другие, да. И вот так получилось, что кресты одели именно другие. Стукачи и крысы. Когда ты видишь это, знаешь всех по именам, знаешь, что достойные люди уже ушли, а остались вот эти, задаешь себе вопрос, готов ли ты в дальнейшем общаться и работать вот С ЭТИМИ людьми, которые больше нигде не нашли себя, кроме как в этой нише, среди таких же как они сами… Под началом епископа–маразматика, который может сделать с тобой и твоей семьей что угодно…
...
Еще были ожоги в полспины, переломы, отравления (жуткая антисанитарная обстановка в столовой, за тараканами не было видно столешницы когда свет включаешь, однажды в супе нашли крысиную челюсть, а уж в компоте из сушеных яблок неизменным ингредиентом были черви...
...
Между собой попы тоже не слишком ладят, жизнь нескольких попов на одном приходе напоминает пауков в банке, они пытаются облить друг друга дерьмом, воруют друг у друга требы (90% дохода попов — требы, всякие венчания–отпевания) и т.д. Что тоже, как бы, намекает. Бабушки, они не гнушаются брать у них деньги, якобы “на новый псалтирь для отца–диакона” и тут же пропивают–прожирают эти копейки в трапезной.. Я вовсе не хочу сказать что среди попов одна сволота, есть и нормальные. Как говорится, есть священники и есть попы. Но, на моей практике, за 5 лет я встретил только пару достойных человек с поповским крестом.

"

Спасибо fix_it_alex

Англичане и нацисты

Оригинал взят у apotapov777 в Воспоминания о сотрудничестве англичан и нацистов во время 2 мировой войны.

В мемуарах Белтона Купера "Смертельные ловушки: Выживание американской бронетанковой дивизии во Второй мировой войне" есть интересный эпизод. Американцы захватили фабрику Энглебурта в Ахене — крупнейшего производителя шин в стране, покрышек для грузовых и легковых машин. Далее приводим отрывок из воспоминаний.

" В одной из комнат нижнего подвального этажа мы обнаружили гору немецких коробок с бумагами; некоторые были помечены, как мы решили, немецким аналогом штампа «совершенно секретно». Это естественным образом подогрело наше любопытство. Мы немедленно распаковали документы и принялись за чтение: нас, как офицеров материально-технического обеспечения, инструктировали в отношении сбора данных о вражеских промышленных технологиях.

Содержимое коробок меня шокировало. Судя по корреспонденции и деловым бумагам, сотрудничество между «Энглебуртом» и несколькими английскими фирмами между 1940 и 1943 годами шло самым обычным образом!

Все бумаги были оформлены на английском и немецком языках и подшиты вместе. Становилось очевидно, что немцы и англичане размещали друг у друга заказы и производили оплату — судя по всему, через швейцарские банки. Я был потрясен, узнав, что в Англии нашлись бизнесмены, которые польстились на кровавые деньги, когда их соотечественники вместе с американскими союзниками сражались изо всех сил, сражались насмерть! Мы доложили о находке полковнику Маккарти. Осмотрев бумаги, тот доложил в отдел G5 (военную администрацию оккупированных территорий). Оттуда в ответ пришел приказ конфисковать документы и сохранять их до дальнейшего распоряжения. Через несколько дней в штаб явился какой-то штатский немец и потребовал провести его к командующему. Хотя незнакомец был одет бедно, как большинство гражданских в то время, его манеры и выправка давали понять, что немец хорошо образован. Незнакомец заявил полковнику Маккарти, что получил от военной администрации распоряжение вывезти документы из подвала.

Полковник почуял неладное. Он немедленно задержал немца и доложил в G5. Вскоре оттуда прислали пару военных полицейских, и немца увезли. Мы предположили, что он мог быть одним из бывших служащих компании и пытался вынести и уничтожить документы, прежде чем те попадут в комиссию по военным преступлениям. Чем закончилась эта история, я так и не узнал: покидая территорию фабрики Энглебурта, мы передали бумаги представителям военной администрации."