?

Log in

No account? Create an account

На просторах великой страны нас встречает могильный покой


О литературных примерах
seerozha


Очередной раз вспомнилось -

"
Это был личный сейф диктатора. Но вместо золота или бумаг здесь находилось нечто гораздо более ценное для Гарина: привезённый из Европы и сначала тайно содержавшийся на Золотом острове, затем — здесь — в потайных комнатах дворца, третий двойник Гарина — русский эмигрант, барон Корф, продавший себя за огромные деньги.
Он сидел в мягком кожаном кресле, задрав ноги на золочёный столик, где стояли в вазах фрукты и сласти (пить ему не разрешалось). На полу валялись книжки — английские уголовные романы. От скуки барон Корф плевал косточками вишен в круглый экран телевизорного аппарата, стоявшего в трёх метрах от его кресла.
— Наконец-то, — сказал он, лениво обернувшись к вошедшему Гарину. — Куда вы, чёрт вас возьми, провалились?.. Слушайте, долго вы ещё намерены меня мариновать в этом погребе? Ей-богу, я предпочитаю голодать в Париже…
Вместо ответа Гарин содрал с себя ленту, сбросил фрак с орденами и регалиями.
— Раздевайтесь.
— Зачем? — спросил барон Корф с некоторым любопытством.
— Давайте ваше платье.
— В чём дело?
— И паспорт, все бумаги… Где ваша бритва? Гарин подсел к туалетному столику. Не намыливая щёк, морщась от боли, быстро сбрил усы и бороду.
— Между прочим, рядом в комнате лежит человек. Запомните, это ваш личный секретарь. Когда его хватятся, можете сказать, что услали его с секретным поручением… Понятно вам?
— В чём дело, я спрашиваю? — заорал барон Корф, хватая на лету гаринские брюки.
— Я пройду отсюда потайным ходом в парк, к моей машине. Вы запрячете секретаря в камин и пройдёте в мой кабинет. Немедленно вызовите по телефону Роллинга. Надеюсь, вы хорошо запомнили весь механизм моей диктатуры? Я, затем мой первый заместитель — начальник секретной полиции, затем мой второй заместитель — начальник отдела пропаганды, затем мой третий заместитель-начальник отдела провокации. Затем тайный совет трёхсот, во главе стоит Роллинг. Если вы ещё не совсем превратились в идиота, вы должны были всё это вызубрить назубок… Снимайте же брюки, чёрт вас возьми!.. Роллингу по телефону скажите, что вы, то есть Пьер Гарин, становитесь во главе войск и полиции. Вам придётся серьёзно драться, милейший.
— Позвольте, а если Роллинг угадает по голосу, что это не вы, а я…
— А! В конце концов им наплевать… Был бы диктатор…
— Позвольте, позвольте, — значит с этой минуты я превращаюсь в Петра Петровича Гарина?
— Желаю успеха. Наслаждайтесь полнотой власти. Все инструкции на письменном столе… Я — исчезаю…
Гарин, так же, как давеча в зеркало, подмигнул своему двойнику и скрылся за дверью.
"

Алексей Толстой, "Гиперболоид инженера Гарина"

На реке 2018: Начало
seerozha
Стремительно пронеслась мимо относительно поздно наступившая в наших краях весна, промелькнула молнией летняя поездка-командировка в Вунгтау, а теперь уже и август за плечами, и время наматывает на свои жернова очередную неделю сентября. Прошедший август - сложное и суматошное время. По забитой транспортом федеральной трассе М-4 опять толкаются машины - некоторые стараются успеть на вожделенное весь год море, а некоторые уже везут домой истомившихся от "активного" отдыха похмельных мужиков, загорелых и местами напоминающих  красной обгоревшей кожей плохо прожаренный шашлык матрон да цепенеющих от неумолимо приближающегося учебного года школьников. А на Среднем Дону - вязкая тишина, утреннее и вечернее комарьё, редкие рыбаки, небо да неторопливое течение реки.

Итого, вооружась изрядным количеством припасов и проделав путь длиной более 350 километров через Каменск, Миллерово и Кашары, очутились мы, старые корабельные товарищи, в середине августа возле стратегического моста через Дон возле станицы Вешенской, которую уже посещали этой зимой - вон он, виднеется с речной глади выше по течению, уже вдалеке.



Очутились взбудораженные, полные надежд и душевного трепета перед предстоящим общением с природой, и даже немного напуганные полным отсутствием навыков путешествия на полагающемся нам транспортном средстве. Транспортное средство под названием плот "Поплавок", как и полагается настоящему судну, имело зарегистрированный в Аксайском речном реестре номер, судовой паспорт с картой и описанием маршрута, два рулевых весла, сооруженные из насаженных на длинные древка штыковых лопат, навесной мотор мощностью пять лошадиных сил, камбуз, мангал, палатки, стол и прочую атрибутику, несомненно необходимую для выживания неподготовленных "падаванов" на суровых речных просторах. Все это было водружено на тридцать шесть обитых деревянной опалубкой пустых металлических бочек, расположенных в три ряда и издающих при малейшем движении совершенно инфернальное бульканье. Таким образом, получался хоть на вид и неуклюжий, но крепкий плот-тримаран, вполне спопособный нести на себе команду из нескольких человек. Венцом судового снаряжения были две длинные корявые палки, когда-то бывшие стволами молодых деревьев, а ныне предназначенные для промера глубины да сталкивания плота с разбросанных по всей реке мелей.
Читать дальше...Свернуть )