seerozha (seerozha) wrote,
seerozha
seerozha

Об эпизодах последней попытки европейской колонизации

Оригинал взят у mius_front в Диверсант.

Последний мост.

В каждом большом городе есть такие места. Места, где хранятся большие секреты. Хранятся тщательно, с особой строгостью, бдительно. Секреты держаться в пыльных папках, пожелтевших от времени картонных коробках, прошитых толстыми нитками томах пронумерованных дел. Тайны прячутся в небольших черно-белых фотографиях, протоколах допросов, справках, признательных показаниях, объяснительных записках, заявлениях на имя высокого начальства, материалах очных ставок. Секреты здесь скрываются даже на маленьких клочках бумаги, исписанных, чьими то дрожащими руками. Каждая бумажка учтена, вложена в отдельный проштампованный конверт, который в свою очередь обязательно приобщен к внушительным томам дел, серыми бесцветными папками, лежащими в секретном архивном хранилище. Архив принадлежит всем известной структуре, название которой традиционно состоит из трех букв.


1 архив

Если кому-нибудь из посвященных вдруг разрешат рассказать, пусть даже о части хранимых здесь секретов, историю придется переписывать заново.
Когда то давно во время работы в одном из таких таинственных архивов мне в руки случайно попали материалы одного любопытного дела. Помню, как листая протоколы допросов солдат Вермахта и СС, попавших в плен на улицах Ростова в ноябре 1941-го, на глаза попалась учетная карточка с фото офицера Красной армии на груди которого блестел личный жетон военнослужащего Германской армии. Фамилия и имя у этого «красноармейца» тоже оказались интересными. Граберт Зигфрид, так было записано в его карточке. Я взял достаточно объемное дело Граберта и начал вдумчиво изучать материалы. То, что удалось узнать навсегда изменило мое представление о событиях Великой Отечественной и обороны Ростова. К сожалению, ксерокопий и даже небольших выписок в том архиве делать категорически запрещено. Поэтому, факты, относящиеся к боям за Ростов, я буду описывать исключительно опираясь на свою память.


16 Фотокарточка

Обер-лейтенант Зигфрид Грабер попал в Россию 21 июня 1941-го вместе со своим разведывательно-диверсионным подразделением. В задачи его отряда входил захват и удержание важных стратегических мостов через реку Даугаву у Даугавпилса. В группу входили хорошо обученные в Бранденбурге специалисты по диверсионным операциям. Среди них те, кто мог изготовить взрывчатку из всех подручных материалов, снайперски стрелять из любого вида оружия, быстро получить информацию от любого даже самого несговорчивого «языка» взятого в плен, плавать при любой температуре, прыгать с парашютом с любой высоты, управлять любым видом техники. Большинство солдат роты Граберта были выходцами из разных областей России или же Балканских стран, Прибалтики. Всех объединяло отличное знание русского языка и ненависть к большевизму. Помимо этого у каждого из диверсантов был открыт счет в Рейхсбанке, куда регулярно поступало солидное жалование и премиальные. Специализировалось подразделение на овладении мостами и крупными стратегическими объектами, такими как железнодорожные станции, склады, аэродромы.

3 диверсанты Абвера в форме Красной армии
Диверсанты Абвера в форме Красной армии.

С первых дней войны с Советским союзом рота обер-лейтенанта Граберта используя трофейную форму, вооружение, документы, технику «работала» далеко за пределами боевых действий. Немецкая армия, вела наступление, и как таковой линии фронта не было. Диверсионный отряд, легко проникая в тылы Красной армии, уничтожал линии связи, железнодорожные пути, сеял панику, хаос, выявлял и ликвидировал командиров способных организовать оборону. Переодетые в красноармейскую форму немцы действовали четко, нагло, организованно. Граберт с десятком своих бойцов лично проник в штаб одной из дивизии и уничтожил его. После этого дивизия попала в окружение и была почти полностью истреблена. Однако, с началом боевых действий на Востоке диверсионное подразделение Абвера понесло самые большие потери начиная с 1939-го. Уже в середине августа 41-го отряд Граберта был выведен на переформирование. Сам обер-лейтенант был дважды ранен. Самую большую угрозу для диверсантов представляли солдаты войск НКВД. Чекисты неоднократно выявляли и уничтожали диверсантов на дорогах, в прифронтовых районах или при попытках проникновения на военные объекты. Бойцы частей НКВД зачастую имели навыки эффективной контртеррористической и антидиверсионной борьбы. Однажды более тридцати десантников вместе с лейтенантом Грабертом были выброшены с самолетов в тыл Красной армии для захвата узловой станции. В течение ночи все диверсанты были убиты или попали в плен. Их группа оказалась в мастерски организованной НКВД засаде. Только раненому Зигфриду Граберту удалось, каким то чудом уйти от погони.


4 диверсанты перед выходом на задание в форме РККА
Диверсанты перед выходом на задание в форме РККА.

В начале сентября диверсионное подразделение Абвера было пополнено новыми выпускниками школы из Брандебурга. Их включили в состав 1-й танковой армии генерала Клейста, которая действовала на Южном направлении. Отряд Граберта был настолько засекречен, что танкисты Вермахта глядя на диверсантов думали, что они простые солдаты учебной роты. Только перед самым выходом на боевое задание переодевались они в красноармейскую форму и скрытно пересекали линию фронта. Особо отличилось подразделение Граберта 8 октября при захвате частями СС Мариуполя. Рано утром вместе с отступающими частями в городе появились переодетые диверсанты Абвера. Распространяя несуществующий приказ об эвакуации Мариуполя, оборотни сеяли панику, дезинформировали командиров подразделений, уничтожали важные узлы обороны города. Действуя совместно с развед. подразделением СС «Лейбштандарт» они захватили Мариуполь практически без боёв.


5 В захваченном Мариуполе
В захваченном Мариуполе.

Следующим важным стратегическим пунктом захвата для отряда Граберта стал Таганрог. Ранним утром 17 октября на нескольких полуторках диверсанты под видом раненных красноармейцев проникли в этот приморский город. Их целью был захват Таганрогского порта и срыв эвакуации промышленных предприятий по морю. Небольшая часть группы должны были занять здание Городского музея и обеспечить сохранность его коллекций до прибытия особой команды СС. Диверсанты ножами вырезали караулы двух опорных пунктов на подступах к Таганрогу. По их следам, как и в Мариуполе, шла мотопехота Лейбштандарта. В самом городе на баррикадах находились рабочие городских заводов, милиционеры, красноармейцы разных частей и родов войск. Ополчением руководили офицеры НКВД. Диверсанты, находившиеся в головной машине, вызвали подозрение, началась перестрелка и в отряде Граберта появились убитые и раненые. Дальше в район порта пробились по небольшим улицам с боем. В городе началась неразбериха, а затем и паника. Множество машин с имуществом различных учреждений и всевозможным начальством пытались прорваться в порт для эвакуации. Диверсанты выстрелами в мотор обездвиживали машины, расстреливали офицеров пытающихся навести хоть какой то порядок. В этом хаосе, среди стрельбы, взрывов, криков - «Немцы в городе», отряд Абвера вышел в порт. Причалы усиленно охранялись пулеметчиками. В нескольких местах находились зенитные орудия. По рации Граберт запросил в район порта несколько самоходных орудий. По указанному маршруту самоходки и танки к полудню появились в Таганрогском порту. Их выстрелы уничтожили пулеметные и зенитные расчеты охраны и потопили несколько пытающихся выйти из гавани кораблей. Оставшиеся у причалов суда и машины с различным военным имуществом стали трофеями немецкой армии. В городе до самой ночи шли бои с ополчением, но диверсанты, выполнив свое задание, в них не участвовали. Впереди был Ростов с его оборонительными рубежами.


6 немецкая пехота в боях под Ростовом
Немецкая пехота в боях под Ростовом.

С ходу взять Ростов-на - Дону у германского командования не получилось. Было решено привлечь к штурму города силы Абвера. Вместе с отрядом Зигфрида Граберта несколько диверсионных групп начали подготовку к боевым операциям. Велись допросы пленных, выяснялись пароли, имена командиров частей Красной армии, осуществлялись рекогносцировки местности, в том числе и с воздуха. Граберт лично видел, как десятки тысяч ростовчан копают противотанковые рвы и окопы. Такого зрелища наблюдать видевшему виды диверсанту еще не приходилось. Старики, женщины, дети с кирками и лопатами вставали в мороз на защиту родного города.

7 Горожане на строительстве Оборонительных рвов октябрь 1941

Он понимал, здесь его бойцам будет совсем нелегко. К тому же две диверсионно-разведывательные группы Абвера были по информации Граберта раскрыты и уничтожены в полном составе в конце октября начале ноября. Одна пыталась захватить станцию Хапры, другая выяснить схему артиллерийских позиций под Салами. Части Вермахта и СС также несли огромные потери в боях под Ростовом. Берлин требовал немедленных и решительных действий.
Сидя за потемневшим от времени столом в пыльном архиве, я думал, с каким коварным, хитрым, жестоким врагом пришлось столкнуться нашим дедам в 1941-м. Красная армия в открытом и честном бою на тот момент не знала себе равных в мире. Но к внезапному нападению и антидиверсионной войне оказалась не готова, бессильна.

8 курсанты диверсионной школы Абвера(фото из спецархивов)
Курсанты диверсионной школы Абвера (фото из спецархивов).

Далее максимально близко я попытаюсь процитировать показания Зигфрида Граберта о его действиях при нападении на Ростов 20 ноября 1941.
«Начиная с 18-го ноября, в осажденный город начали проникать наши диверсионные подразделения. Основной их целью являлось посеять панику среди солдат гарнизона и населения, захватить переправы через р. Дон. Отряд моего друга Отто Клауза, насчитывавший 40-к бойцов должен был захватить ж.д. мост. Но в назначенное время Клауз на связь не вышел и стало ясно, что подразделение не выполнило боевую задачу. Поэтому на следующий день, рано утром 20 ноября, моя рота общей численностью в 100 человек на 5-ти грузовиках Советского производства въехала в Ростов. На нас была форма инженерно-технических частей Красной армии и безукоризненно сделанные документы. По легенде мы по личному распоряжению Командующего 56-й армией генерала Ремезова эвакуировали сверхсекретное промышленное оборудование. По бумагам, подписанным самим командующим, нам требовалось доставить груз на вокзал и загрузить в эшелон. Эта легенда легко позволяла нам справиться с нашим настоящим заданием. Мы должны были проникнуть на Железнодорожный вокзал, сорвать эвакуацию, взрывая пути и уничтожая подвижной состав. Затем с вокзала стремительным ударом захватить мост и удерживать его до подхода передовых частей СС « Лейбштандарт». План был отличный и детально разработанный с помощью скрупулезно собранных разведданных. Хаос и паника на вокзале должны были помочь взять мост. Моё подразделение, как раз, специализировалось на таких диверсионных акциях.


9 редкое фото диверсантов в красноармейской униформе
Диверсанты в красноармейской форме.

Мы беспрепятственно проехали по основным улицам Ростова. Вместе с нами к вокзалу стремились десятки машин с эвакуируемыми документами, ценностям, раненными. Наш отряд не вызвал никакого подозрения у офицеров НКВД, которые проверяли документы на баррикадах. Более того многие пытались нам помочь, указав дорогу к Железнодорожной станции. Я молча отмечал про себя мастерски расположенные огневые точки на улицах города. Кругом были противотанковые укрепления, замаскированные орудия и пулеметы. Красноармейцы на баррикадах вели себя спокойно, уверенно. Расположенные на окраинах отряды городского ополчения были также полны решимости защищать свой город. Проезжая по Ростову я и мои бойцы думали, что больших потерь нам не избежать.


10 железнодорожный мост через Дон
Цель диверсантов-железнодорожный мост через Дон.

Так и случилось в дальнейшем…
Часть моих диверсантов выгрузилась на прилегающих к вокзалу улицах. Я видел, как они начали останавливать машины, выводить из них пассажиров и расстреливать. Убивали, прежде всего, офицеров и политработников. Тех, кто мог организовать сопротивление. На дорогах к станции на глазах образовались заторы. Люди выскакивали из машин и падали от пуль моих ребят. В случае если на вокзал пошлют помощь, им придется долго добираться. А мы тем временем успеем выполнить наше боевое задание. Основная часть диверсионной группы просачивалась по трое к железнодорожным платформам и путям. В разных концах вокзала послышались взрывы. За считанные минуты были повреждены несколько паровозов и железнодорожное полотно. Наше появление на станции явилось для гарнизона полной неожиданностью. Поднялась беспорядочная стрельба. Офицеры охраны вокзала не могли понять, где противник, откуда идет нападение. Чтобы усугубить панику наши парни начали поджигать вагоны. Первыми вспыхнули теплушки санитарного поезда. Тяжелораненные неистово кричали, те, кто мог ходить, горящими факелами выскакивали на пирон. Когда загорелись платформы с боеприпасами и раздались взрывы снарядов и бомб, я отдал команду начать пробиваться к мосту. Моему последнему мосту.



12 Диверсанты абвера ведут бой на вокзале.Реконструкция ДВИМ

Охраняли мост солдаты НКВД. Издалека в бинокль я различил их командира в синей фуражке. По мере нашего приближения охрана моста начала занимать свои огневые позиции. По всей видимости они связались с вокзалом по телефону после того как услышали выстрелы и взрывы. Но я продолжал надеяться, что наша красноармейская форма позволит приблизится на короткое расстояние к пулеметным точках. Мы рассчитывали в ближнем бою ножами перерезать стрелков НКВД, пробиться на другую сторону моста и гранатами уничтожить там пулемётчиков.


13 бойцы 56-го полка НКВД
Бойцы 56-го полка НКВД.

Но окрик бдительного офицера НКВД - «Стоять на месте! Пароль! », разрушил все наши планы. Мы продолжали движение, пытаясь ввести его в заблуждение, крича, что нас послали усилить их гарнизон. В ответ прозвучал предупредительный выстрел в воздух. Мне ничего не оставалось как открыть огонь из своего ТТ в офицера. Пуля достигла цели, он упал в снег убитый наповал. В следующее мгновение очереди двух пулеметов охраны моста прижали нас к железнодорожной насыпи, пули впивались в землю совсем рядом со мной со вистом поднимая фонтанчики снега. Несколько наших товарищей пытались подняться для броска гранаты, но были скошены пулеметными очередями. Я отдал приказ зажечь дымовые шашки. Под завесой густого дыма мы разделились и с двух сторон приподнимаясь, прыгая, перекатываясь начали приближаться к огневым точкам охраны. Упали в снег еще трое или четверо моих парней. « Дорого нам обходится этот мост»,- думал я, стреляя наугад в сторону амбразуры. Прозвучали взрывы. Нам удалось забросать гранатами первую ближайшую пулеметную позицию. Другая, которая была к мосту, продолжала вести огонь. Приблизиться к ней было труднее из-за того что её прикрывали стрелковые ячейки в которых находилось с десяток автоматчиков НКВД. Завязался настоящий бой. Для диверсантов долгая огневая дуэль губительна. Мы не простая пехота и лежать под огнем не должны. Поэтому, часть своего тающего на глазах подразделения я послал обойти стрелков с тыла, со стороны реки. Оставшиеся продолжали стрелять, постоянно перемещаясь из стороны в сторону отвлекая на себя внимание. По рации мост наверняка уже запросил помощь, и нам было необходимо взять объект как можно быстрее. Я подполз к уничтоженной гранатами пулеметной точке. Внутри среди съехавших с брусвера мешков с песком лежали трое совсем молодых русских солдат. Один из них был еще живой. С развороченным осколками животом он смотрел на меня голубыми глазами, и улыбался пытаясь что-то сказать. В последний момент я увидел, что у умирающего пулеметчика в окровавленных руках зажата граната. Последним усилием он вырвал кольцо взрывая себя вместе со мной…»


14 бой за железнодорожный мост 1941 Ростов
Железнодорожный мост 1941 Ростов.

Командир диверсионного подразделения Абвера обер-лейтенант Зигфрид Граберт с тяжелой контузией в бессознательном состоянии попал в плен. Его рота была полностью уничтожена бойцами 56-го полка железнодорожных войск НКВД по охране особо важных сооружений. Пулеметчик, взорвавший себя вместе с командиром диверсантов, младший сержант Конончук, отражая первую атаку переодетых гитлеровцев, навсегда положил в донскую землю более 20-ти головорезов. Оставшись без командира, понеся большие потери, диверсанты утратили инициативу. Младший лейтенант войск НКВД Кашкаров, единственный из оставшихся в живых офицеров охраны моста, повел своих бойцов в рукопашную. Штыками своих СВТ, саперными лопатками, личным оружием, наши солдаты смогли ликвидировать остатки диверсионного подразделения и захватить в плен его командира. Для оборотней Абвера Ростовский Железнодорожный мост стал последним. Но из 56-ти бойцов принявших на себя удар диверсантов в живых осталось лишь 12-ть.

15 мост на заднем плане
Офицеры РККА на позициях недалеко от моста.(на заднем плане)

Дальнейшую судьбу Зигфрида Граберта проследить невозможно. Постановление суда отсутствует. Из чего лично я сделал вывод, что этот Абверовский вояка принял предложение органов НКВД о сотрудничестве и использовался для выполнения секретных заданий особой важности. Искупал вину перед нашей Родиной. По документам немецких архивов Зигфрид Граберт значится убитым на Железнодорожном мосту через р. Дон.
Tags: Ростов-на-Дону, война
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments