seerozha (seerozha) wrote,
seerozha
seerozha

Эпитафия одного экс-министра

Эдуард Амвросьевич - пошёл.
Михаилу Сергеевичу - приготовиться.

Из интервью ВВС, 2011 год -

"
Би-би-си: Случались ли у вас на посту президента Грузии ошибки, о которых вы жалеете больше всего?

Э.Ш.: Я почти не допускал ошибок. У меня был огромный опыт. Я работал в Москве, долгое время занимался германским вопросом. У меня на столе лежит кусок Берлинский стены, со словами : "Спасибо, Эдуард!"

...

Би-би-си: В ваших мемуарах вы пишете, что для нации очень важна историческая память. Как будут вспоминать Эдуарда Шеварнадзе?

Э.Ш.: Я не даю оснований будущим поколениям вспоминать меня плохо. Ничего плохого я не делал. Я по своей воле ушел в отставку. Это моя заслуга.
"

Из собственных мемуаров - книги "Размышления о прошлом и будущем" -

"
Я был новоназначенным министром, когда в Москву приехал Бабрак Кармаль, Наджибулла входил в состав делегации. В совещании участвовали Горбачев, Громыко и я. Они доложили нам о ситуации. Нарисовали довольно тяжелую картину. Мы с Горбачевым в то время уже договорились, что рано или поздно эту проблему необходимо решить путем вывода войск, поскольку там нам делать было нечего – проблем невпроворот и в нашей собственной стране. Причем Афганистан был бездонной ямой в смысле человеческих и финансовых ресурсов. В конце концов, в политическом и военном аспектах наша страна уже была не в состоянии тащить эту ношу. Обо всем этом мы говорили с Горбачевым в Пицунде, когда он еще не был генеральным секретарем. Тогда он со мной соглашался, но в роли генсека стал осторожничать. Однако я напомнил ему наши договоренности два раза, и он в конце концов сказал афганцам: "Наши войска уйдут, оружия дадим сколько хотите, дадим всего вдоволь, и вы сами разбирайтесь". Жалко было на тех смотреть, они этого явно не ожидали.

Прошло два-три года. Вижу, ничего не меняется. Я попросил Горбачева включить в отчетный доклад к XXVII съезду КПСС тезис о выводе войск из Афганистана. Тезис-то он включил, но затем в среде членов политбюро начался большой переполох. Многие были не согласны, но громко протестовать не смели. Но слухи ходили, и я начал опасаться: а вдруг Горбачев пойдет на попятную. Перед съездом нам раздали окончательный вариант текста доклада. Была такая практика – члены политбюро должны были ознакомиться. И я вижу – нет больше вопроса об Афганистане. Был час ночи, когда я позвонил Горбачеву домой. Конечно, было поздно, но на мои звонки он всегда отвечал. Позвонил и говорю: "Получил окончательный вариант доклада, и в нем нет Афганистана". Он говорит: "А может, немножко повременим?" Я говорю: "Тогда я скажу в своем слове на съезде о необходимости вывода войск. Народ меня поддержит а вы окажетесь в тяжелом положении".– "Что ты, что ты, разве так можно!"

...

Идея объединения Германии возникла еще летом 1985 года, во время встречи в Москве между Геншером и Горбачевым. Но реальные контуры все это обрело в 1990 году, во время конференции в Оттаве. Помню, сижу в зале, Бейкер сел рядом со мной и после небольшого вступления говорит: "А не пришло ли время для объединения Германии?" В это время Берлинской стены уже не существовало, так что это для меня не было неожиданностью. Условия тогда уже диктовал немецкий народ и его воля. Я ответил, что чем раньше начнем формулировать соответствующие принципы, тем лучше.

Бейкер меня спросил: "А как к этому отнесется Горбачев?" Он не был уверен, что Горбачев поддержит идею объединения Германии. И я не был до конца уверен. Но интуитивно чувствовал, что тот не отнесется к идее плохо. Мы так договорились с Бейкером: я должен был убедить Горбачева, а он – всех остальных...
"
Tags: СССР, политика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments