seerozha (seerozha) wrote,
seerozha
seerozha

Из сотен и сотен котлет миллионов ....

Все, что лопал Петя толстый, рассыпается на версты.

Ливнем льет и валит валом — так беднягу разорвало.

Масса хлеба, сласти масса — и сосиски, и колбасы!


Текст шикарен, да.

Оригинал взят у zina_korzina в Продукт, как символ.

  • Во все времена существовал этот феномен – модное кушанье, отведав которое хомо-сапиенс начинал ощущать себя ближе к так называемой элите. «Ананасы в шампанском…» - выспренно и жеманно простонал великий денди Серебряного века Игорь Северянин. «Ешь ананасы, рябчиков жуй!» - подхватил агитатор-горлан-главарь Владимир Маяковский. Так, ананас на долгие годы сделался предметом культа у людей, желавших допрыгнуть до небожителей. Плюс, разумеется, шампанское, которое, как известно, пьют аристократы, причём даже с самого утра.

    23757a5905f7

    «Шампанского, господа!» - и тут же, как по взмаху волшебной палочки, появляются гусарские ментики, цыганские хоры, декабристская верность и непременно - ложа в Мариинке с правом бестрепетно лорнировать княгиню Голицыну. Устрицы, омары… Запредельность. «Бригадир, рубать чего будем? — Устриц в томате, — отвечает Рыбкин, — и омаров на постном масле», - этот забавный диалог из раннего рассказа Юлиана Семёнова полностью отражает картину гастрономических грёз. Точнее, несбыточных грёз. То, чего не может быть никогда. А, в принципе, не больно-то и хотелось! Хотя, кому - как. Вон белокурая валькирия протестных тусовок – Ксения С. печально констатировала в своём опусе: «Никаких больше устриц белон».

    Итак, это было всегда. Не банальные пища и питьё, а некие знаки соответствия. Еда, как смысловая нагрузка, где сам вкус, собственно, отходит на второй план. Для Юрия Олеши, да, впрочем, и для советского Агитпропа 1920-х-1930-х годов, символом шикарного high life-а был многослойный, прямо-таки многоэтажный торт с барственными розами из крема, цукатными финтифлюшками и шоколадными начинками. Бестолковая жратва, от которой только жиреют. Торт был маркером гнусного сибаритства – нэпманская, буржуйская еда. Зощенковская «Аристократка» умудряется в кратчайшие сроки слопать сразу несколько пирожных. Сладости – буржуазны. Мальчиш Плохиш устремляется в Буржуинство не за «свободами» и «правом выбора», а в надежде получить бочку варенья да корзину печенья.

    6962

    Недаром в кинофильме «Цирк» коварный иностранец сманивает циркачку Зиночку именно сластями, которые ей строго запрещены. Итог – закономерен. Набравшая лишний вес, девушка становится катастрофически (в прямом смысле этого слова) непригодна для готовящегося номера. Замечу, что в кадре могли быть показаны и калорийные колбасы, и роскошные сыры, и жирные паштеты, однако, в этом случае пропал бы весь недвусмысленный символизм эпохи. Торт = провал. Но это соблазнительно, сладко, …богато, пышно. Поэтому девочка Суок, попадая в чертоги наследника Тутти, устремляется к заманчивым пирожным. «Пирожные наследника Тутти были великолепны. Десять пчел слетелись к ним, приняв их за цветы. <…> Суок испугалась и уронила четвертое пирожное, самое рассыпчатое и с виноградиной». Пирожное = бомонд.

    Читать дальше...

Tags: капитализм, потребление
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments