?

Log in

No account? Create an account

На просторах великой страны нас встречает могильный покой


Previous Entry Поделиться Next Entry
Кое-что о бунтующей молодежи
seerozha
Оригинал взят у doloew1917 в Кое-что о бунтующей молодежи

Главпутинист всея жежешки Фрицморген выдал тут текст, посвященный уже спавшей было теме боевой школоты Навального. anlazz на это отозвался, ухватившись, впрочем, за несколько перпендикулярную тему. А я решил поговорить о другом - как наши взрослые, здравомыслящие и лояльные существующему порядку люди разговаривают с этой самой бестолковой школотой. В основном - вот так:



К слову, подобные плакаты, равно как и знаменитые клипы про "малыша" и "митинг - это стремно" с вероятностью, близкой к стопроцентной, оплачены из нашего с вами кармана, граждане российские налогоплательщики. Запугивание - не только тюрьмой, но и "поломанной карьерой", является для официальной пропаганды основным и практически единственным методом разговора с протестной молодежью. Слово еще одномe знатному путинскому пропагандисту - Зергулию:

Потом эти веселые малолетки вырастут и будут удивляться, почему не могут найти хорошую работу
В правоохранительные органы, на государственную службу, в крупные корпорации, этим детям будет попасть на порядок сложнее, чем сверстникам.
По сути - это не автозак, а экспресс по доставке будущих вечных продавцов-консультантов.


А вот еще одна прекрасная копипаста, которую я нашел у того же Зергулия:

Сотрудник шиномонтажки "У Ашота" Василий Иванов после 12-часовой рабочей смены пришёл поговорить с досточтимым политическим деятелем.
- Леонид Михайлович, помогите. Я хотел стать режиссёром и снимать фильмы. Ну, как Тарковский и Феллини, только лучше и другие. Поступил в Санкт-Петербургский университет кино и телевидения, на бюджет. А потом сделал как вы сказали, отчислился. Бесплатно учиться больше не выходит, поступать на платное денег нет, хотя работаю по 12 часов в сутки. Что делать? Как жить?
- Вы знаете, юноша, мой папа заведует кафедрой в Уральском государственном университете. Это довольно лоялистское заведение. Сейчас в нём ректором бывший председатель областного правительства, единоросс. Мама - заведует лабораторией в Уральском педагогическом университете. Там тоже к Навальному как-то не очень.
Я закончил папин ВУЗ, получал правительственную стипендию. Хорошее образование позволило мне неплохо зарабатывать. Плюс кое-какие деньги в семью приносила жена, тоже выпускница папиного и маминого институтов. В Екатеринбурге мы жили в скромной двухуровневой квартире, расположенной в центре города. Имели домишко за городом, несколько машин, кое-какие активы. Путешествовали, конечно, как без того. Потом перебрались в Люксембург. На удивление уютная страна, доложу я вам. Предыдущая жена сейчас там живёт вместе с детьми. А я теперь в Москве. Не Люксембург, конечно, но тоже не бедствую. На хлеб-соль хватает, на платьица второй жене, чтобы ей красивше было с коррупцией бороться, и ещё на девочек из стриптиза остаётся.
- Так это, Леонид Михайлович, мне то делать что?
- Вы знаете, юноша, есть два разных типа людей. Одни митинги организовывают, другие на них ходят. Одни в твиттер пишут, а другие его читают.
- ?!!
- Я это вслух сказал? Простите. Так вот, о чём это я. Переживать нечего. Бояться нечего. Вы ничем не рискуете. Мы с вами скоро победим коррупцию и вы сразу станете великим режиссёром. А пока возьмите вот наклеечку и телефон для записи в ряды волонтёров. Весьма рад знакомству. Всего хорошего, до свидания.


То есть суть месседжа, который господа путинские пропагандоны обращают в адрес бунтующих школьников, примерно такова: НЕ РЫПАЙСЯ, ИНАЧЕ ТЕБЯ ПОСАДЯТ В ТЮРЬМУ И ИЗНАСИЛУЮТ, А ПОТОМ ТЫ БУДЕШЬ ВСЮ ЖИЗНЬ ПАХАТЬ ПРОДАВЦОМ-КОНСУЛЬТАНТОМ У АШОТА В АВТОСЕРВИСЕ. При этом нельзя сказать, что они особо привирают - таки да, сломать жизнь молодому человеку наша государственная машина очень даже умеет. Но, друзья мои - где и когда вы видели, чтобы голым насилием была остановлена хоть одна революция (и даже хоть одна "революция" в кавычках)? Граждане, раздающие на все стороны света приказы типа "патронов не жалеть!" в отрыве от наличной социальной реальности, обычно заканчивают очень плохо - и поделом, если честно. А если мы говорим о революции "молодежной", о том, как ее грамотно останавливать, как обращаться правильно с ее активными участниками - без опыта 1968 года, видимо, не обойтись. Итак, слово Александру Тарасову, большому специалисту по данному периоду:

Что стало с бунтарями Мая позже? Спустя 25 лет этим вопросом задались авторы телефильма «Поколение». Оказалось, те, кто был активен в мае 68-го, остались активными и позже. Они ярко проявили себя в литературе, искусстве, науке, политике, журналистике, бизнесе. Во Франции «милитант Мая» (активист майских событий) – как знак качества: работодатели охотно таких берут – значит, человек активный, не боящийся принимать самостоятельных решений. Если «милитант» посидел в тюрьме – еще лучше: значит, не трус и не боится брать ответственность на себя. Незаменим как менеджер. Примеры бывают удивительные. Студент-бунтарь Эммануэль Дешелетт по кличке «Длинный», которому приписывают авторство модного у «зеленых» лозунга «Думай глобально – действуй локально!», стал крупнейшим предпринимателем, владельцем нескольких заводов. А вот те из молодых, кто вел себя в мае 1968-го тише воды, так никем и не стали.

Кое-что о лидерах «Красного Мая»:


[Спрячу под спойлер, очень уж длинный список выходит]Даниель Кон-Бендит – стал одним из вождей умеренного крыла «зеленых» в Германии, депутатом Европарламента;
Марк Кравец – стал шефом заграничной службы крупнейшей газеты «Либерасьон», созданной в 1973 году активистами «Красного Мая»;
Жан-Луи Пенину – «золотое перо» в той же «Либерасьон»;
Приска Башле, вдохновитель создания «комитетов действия» – профессор Сорбонны;
Мишель-Антуан Бурнье, один из лидеров Союза студентов-коммунистов (ЮЭК) – главный редактор журнала «Актюэль»;
Ролан Кастро, еще один лидер ЮЭК, вождь нантерских бунтарей – ведущий архитектор Франции;
Ален Жейсмар, один из «вдохновителей» «Красного Мая» – профессор Сорбонны;
Тьенно Грюмбах, лидер маоистского Союза коммунистической молодежи (марксистско-ленинского) – адвокат, старшина объединения адвокатов Версаля;
Серж Жюли, один из основателей «Движения 22 марта» – директор «Либерасьон»;
Ален Кривин, основатель и лидер «Революционной коммунистической молодежи» (ЖКР) – лидер троцкистской «Коммунистической революционной лиги» (ЛКР);
Жан-Пьер ле Дантек, еще один лидер Союза коммунистической молодежи (марксистско-ленинского) – профессор Высшей архитектурной школы;
Робер Линьяр, основатель того же Союза – известный социолог;
Жан-Марк Сальман, руководитель боевых групп того же Союза – крупнейший продавец французских книг в Нью-Йорке;
Жаннет Пьянкни, одна из основателей ЖКР – «правая рука» Кривина в ЛКР, кинодокументалист;
Анри Вебер, «человек № 2 в ЖКР» – шеф постоянно действующей Конференции по политическим наукам;
Филипп Барэ, один из основателей «Пролетарской левой» – генеральный инспектор Министерства национального образования;
Жан-Марсель Бужеро, один из лидеров Национального союза студентов Франции (ЮНЕФ), издатель «Майских тетрадей» – директор и редактор журнала «Эвенеман дю жади»;
Эрве Кабалье, один из основателей ЖКР – управляющий «Сигма-Телевизьон»;
Рене Фридман, один из основателей «Марксистско-ленинского коммунистического действия» – видный ученый, первым во Франции получил «ребенка из пробирки» (совместно с Жаком Тистаром, троцкистским активистом в мае 68-го);
Андре Глюксман, один из основателей «Пролетарской левой» – известный философ;
Ги Гогенхейм, основатель «Гомосексуалистского фронта революционного действия» – известный писатель;
Кристиан Жамбе, редактор маоистской газеты «Дело народа» – преподаватель Сорбонны;
Ги Ландро, один из основателей «Пролетарской левой» – известный философ;
Жан-Поль Рибе, «старейший маоист в “Одеоне”» – редактор и шеф приложений к журналу «Экспресс»...


Как видите, судьба поколения-1968 что-то не похожа на те ужасы, которые рисуют перед школьниками-навальнистами Зергулий с Алисой Вокс. Бунтари не только не оказались на обочине жизни - они, со своей энергией и инициативностью, стали в определенном смысле архитекторами современной Франции - и шире, современной Европы (процесс-то был всеевропейским). "Продались буржуям" - как охарактеризовал это позже сам Тарасов в применении к Кон-Бендиту. Те, кто продаваться не захотел, ушли в левый террор - осуждать их за это не приходится, других вариантов, в общем-то, не оставалось. Итак, разница в подходе к молодежной революции совершенно очевидна.

Что говорила юным бунтарям французская буржуазия эпохи Золотого Тридцатилетия? "Дружище, строить баррикады - дело, конечно, увлекательное, но давай попробуем поговорить как взрослый человек со взрослым человеком. Я представляю, чем ты примерно недоволен, и все это можно исправить. Тебе не нравятся тупые, косные и занудные преподаватели - но, чтобы изменить ситуацию, ты сам должен прийти им на смену - динамичный, прогрессивный и толковый. Не нравятся жадные мерзкие бизнесмены - иди в бизнес, исправляй ситуацию, сделай капитализм социальным. Ах да, вот эти пункты - про права женщин, геев, алжирцев и прочих животных - толково придумано, давай попробуем детально обсудить..."

Что говорит в похожей (хоть и не идентичной) ситуации наша властная элитка? "НЕ РЫПАЙСЯ, СУКА, А ТО СГНОИМ В ТЮРЯЧКЕ! БУДЕШЬ, ПАДЛА, У АШОТА СОСАТЬ ПО ДВЕНАДЦАТЬ ЧАСОВ В ДЕНЬ!"

Согласитесь, второй вариант может казаться более убедительным только очень недалеким людям. Однако, именно его предпочитает наше гениальное политическое руководство. По объективным причинам. И тут мы подходим к тому самому вопиющему противоречию в логике пропаганды  зергулиев и фрицморгенов. Ведь Россия по Фрицморгену - это лучшее место на земле, которое должно прямо-таки изобиловать соблазнительными и уголовно ненаказуемыми перспективами для молодежи: в этой России двадцать пять миллионов высокотехнологичных рабочих мест ждут и не могут дождаться молодых специалистов. В альтернативной "России Руксперта" просто не может быть (по объективным экономическим причинам!) ни расцвета культуры АУЕ, ни бунтующей молодежи, готовой слушать Навального - по той простой причине, что все формы протеста против общества (вплоть до самых деструктивных) имеют под собой не гормональные, а социальные основы. И, ясное дело, если в подобной стране вдруг и возникнет некая проблема "молодежной революции", то решать ее необходимо по французскому сценарию: активистов - в менеджеры, лидеров - в топ-менеджеры, а Че Гевару - на футболки: все должно приносить прибыль.

Если же у вас, господа лоялисты, последняя надежда всегда на городового - пенять на загнивающий и рушащийся Запад точно не стоит.