?

Log in

No account? Create an account

На просторах великой страны нас встречает могильный покой


Previous Entry Поделиться Next Entry
На реке 2018: Крутояр
seerozha
Крутояр, который местные называют Лебяжим Яром - это гигантский песчаный обрыв высотой почти сорок метров, возвышающийся над излучиной Дона. Лебяжий - то ли от когда-то живших тут лебедей, то ли от расположенного недалеко хутора Лебяженского, то ли от грациозного изгиба речного русла, напоминающее кому-то лебединую шею. Место во всех смыслах эпичное, и если зимой нам удалось посмотреть на скованный льдом Дон, выйдя на Крутояр сверху, то теперь пришла оказия полюбоваться на него снизу, с речной глади.

Левый берег начинает подниматься, освобождается от деревьев и кустов, выходя к воде густыми, как будто местами намазанными разведенной охрой желто-коричневым цветом осыпями.


На низком правобережье из камышей начинает проступать небольшой пляж - иногда там купаются местные жители


И вот мы уже идем мимо печаного царства, разинув рты и задрав головы. Река рядом расширяется, и подсвеченные солнцем склоны яркими дорожками отражаются на водной глади, побдбегая к плоту и напоминая некоторые виденные ранее картины Айвазовского.


Где-то там, наверху, бродил когда-то Михаил Александрович Шолохов - романтически настроенные биографы написали бы, мол, "охотясь за Музой", но помня тяжелый и мрачный жизненный реализм и "Донских рассказов", и "Поднятой целины", и, конечно же, "Тихого Дона", думаю, что никакими музами в восторженном смысле там и не пахло, а пахло крепким табаком, смазкой для скрипучих сапог, воспоминанями о выслушанных от односельчан и визитеров рассказах и о собственной жизни.


Крутояр тянется вдоль берега на несколько километров, а неспешно катащаяся вода позволяет рассмотреть его в деталях.



Кое-где кустарники опять вскарабкиваются на зыбкие склоны, пускают корни и наклоняются к торчащим из воды камышам - но песок постоянно осыпается, сваливая часть уцепившихся за него растений в воду. Растения сохнут, гибнут, из-за чего вдоль берега образуются целые кучи валежника, периодически уносимого отсюда течением в сезон весенних и осенних дождей.


Мы ненадолго стали напротив - послушать плеск резвящейся на мелководье рыбы, полюбоваться на полеты ласточек, вылетающих из вырытых в круче гнезд. Рыбы, видимо, много, косвенным признаком чего служит обилие хищных птиц, высматривающих добычу в глубинах, и часто резко пикирующих вниз, цепляющих острыми кривыми когтями речную гладь, и мгновение спустя уносящих добычу в цепких лапах.


Гнезд ласточек-береговушек на кручах неисчислимое множество, комфортно им там - и хищникам, и людям подобраться затруднительно. Каждое гнездо - достаточно сложное сооружение, длина "коридора" может достигать полутора метров, за которым следует более просторная "комната".

Места относительно недавних оползней тут же занимают новые "квартиранты".


В одном месте Крутояр рассекает мощная промоина, хотя сейчас в ней и нет ни капли воды - любопытно, как это выглядит в дождь, по идее, вся вода с выского берега должна сюда сливаться.


После промоины берег опять понижается, и к нему возвращается привычный уже зеленый цвет.


Мы попытались заснять фрагмент обрыва на видео, идя на моторе - получилось не очень.



  • 1
Ах, гнёзда ласточек! Как я их давно не видала- со времен экспедиции на Каховке, наверное... там тоже осыпались берега.

Утром вокруг них царит совершенно невозможная суета, снуют к воде и обратно как бешеные, а вот ближе к обеду прячутся - жарко, видимо.

Я когда-то читала, что в жару насекомые прячутся, а из-за этого и ласточки.

Вполне разумное объяснение.

Комарье и мелкая мошка в период путешествия работала как по часам - часа два утром, часа три вечером.

А днем было так жарко и иногда ветрено, что даже свившие на опорах крыши плота паутину пауки расползались по углам.

  • 1