?

Log in

No account? Create an account

На просторах великой страны нас встречает могильный покой


Previous Entry Поделиться Next Entry
РКМП: Севастополь конца XIX века
seerozha
Была у меня как-то серия постов по мотивам произведений Гиляровского на тему "Россия, которую мы потеряли", где автор, не понаслышке знакомый с нравами московских обитателей дореволюционных времен, сочно и в красках описывал совершенно неприглядные картины воровских ночлежек и общепита, купеческого разгула и пьяной нищеты, тотального чиновного воровства и "литературных негров". Крайне любпытное чтиво для интересующихся бытом граждан Российской Империи различных сословий.

- Фи, - отставит манерно мизинчик монархист - Гиляровский же "совок", издавался при Советской власти и был ею всячески обласкан.

Не будем напоминать безграмотным и тупорылым монархистам, что и издаваться начал Гиляровский еще при царской власти, будучи весьма известным журналистом - а серия вышла толковая, и некоторые прочитанные позже книги так и тянутся соответствующими фрагментами её дополнить. Да и повод есть - грядущее титулование мурманского аэропортав честь Николая Голштейн-Готторпского. Аж французская булка под вальсы Шуберта захрустела !

Посему перенесемся из дореволюционной Москвы в Севастополь, а в очевидцы призовем гражданина, которого в симпатиях Советской России никак не заподозришь - Александра Сергеевича Лукомского, видного деятеля Белого движения, одного из организаторов Добровольческой армии, закончившего свои дни почетным членом РОВСа.


"
Я думаю, что представит некоторый интерес описание Севастополя и его окрестностей, относящееся до 1878-1879 годов. Хотя мне было тогда всего 10-11 лет, но благодаря игре "в разбойники" в севастопольских развалинах и "в войну" на старых севастопольских укреплениях, оставшихся с 1854 г., я отлично помню Севастополь того времени.


В приличном, то есть застроенном виде были только Нахимовский проспект и Большая Морская улица, да и то на них местами зияли большие пустыри и попадалось довольно много развалин домов, пострадавших от бомбардировок в Севастопольскую кампанию.


Дома в два и три этажа попадались как исключение; большая часть домов были одноэтажные небольшие особняки. На Нахимовском проспекте от Б. Морской до нынешнего Приморского бульвара, была прилично застроена только южная сторона улицы, прилегающая к горе; северная же часть улицы, примыкающая к стороне моря, была застроена жалкими домишками, за которыми, вплоть до Северной бухты, тянулся пустырь, на котором был раскинут базар с лотками и небольшими лавочками.


Приморского бульвара не существовало; был грязный и обширный пустырь, покрытый бурьяном, и имелось несколько небольших домиков, скорее лачуг.


Около Графской пристани возвышалось лучшее по тому времени здание в городе - гостиница Киста (старая гостиница, около которой впоследствии была построена новая, ныне существующая гостиница Киста). Затем тут же на Графской площади было здание морского ведомства (управление порта) и управление (контора) Русского общества пароходства и торговли.


На Екатерининской улице, начинавшейся от площади у Графской пристани и огибавшей центральную часть города с восточной стороны, было только десятка два приличных домов; из них лучшими были: гостиница Ветцеля, здание почты, дом градоначальника, Морской собор, так называемый Тотлебенский дом и не больше десятка частных домов в один и два этажа. Все остальное пространство представляло груду сплошных развалин. Здание таможни тогда только строилось рядом с небольшим домиком, где помещалась старая таможня.


Была застроена небольшими, но хорошими домами Тотлебенская набережная (от Таможни), на которой находился и наш дом.


Дорога от Екатерининской улицы до вокзала тянулась по сплошному пустырю; попадались только отдельные домики, принадлежавшие портовым рабочим и отставным матросам. Площадь, соединяющая Б. Морскую и Екатерининскую улицы, была под сенным базаром; на ней был только один дом в три этажа, совершенно казарменного вида, принадлежавший богатому хлеботорговцу и спекулянту по торговле землей в Крыму - Дуранте. Исторического бульвара еще не существовало.


Вся средняя часть Севастополя (гористая) была в сплошных развалинах. Наверху только возвышался собор, и вокруг него несколько казенных и городских зданий (между прочим реальное училище и несколько домов морского ведомства)? Частных зданий в средней части Севастополя было мало, и они были разбросаны среди развалин.
К западу от Б. Морской (по направлению к Херсонесу и примыкая к морю) было небольшое предместие, застроенное небольшими домиками, принадлежавшими большей частью семьям старых матросов.


Корабельная и Северная стороны имели свои небольшие поселки, населенные рабочим людом.


Водопровода в городе не было; воду по домам развозили в бочках. Более состоятельные люди имели своих лошадей для привоза воды, ибо водовозы брали за воду сравнительно дорого (по 1 копейке за ведро). Канализации, конечно, не было. Освещение улиц (да и то только главных) было крайне мизерное. Только на главных улицах были жалкие остатки мостовой (вряд ли ремонтировавшейся со времен Севастопольской кампании), и все улицы были покрыты густым и толстым слоем известковой пыли.


Интеллигентная часть населения города состояла из военных (чины частей местного гарнизона), небольшой группы инженеров и архитекторов, поселившихся в Севастополе после проведения Лозово-Севастопольской железной дороги, небольшого чиновничьего кружка, учительского персонала двух учебных заведений (мужского и женского), нескольких врачей, довольно значительной группы старых отставных моряков (было несколько видных защитников Севастополя 1854 г.), небольшого кружка старых Севастопольских аборигенов (преимущественно занимавших места по городскому управлению) и нескольких дельцов по хлебной торговле и спекуляции с покупкой и перепродажей земли. Жизнь была очень патриархальная. Все друг друга знали, друг у друга бывали, играли в карты, устраивали любительские спектакли и живые картины.


Весенние, летние и осенние вечера большинство не занятых какой-либо работой проводило на Мичманском бульваре, где в ротонде танцевали, играли в карты и ужинали... Жили так, как текла жизнь и в других захолустных небольших городах России.


После Севастопольской кампании 1854-1855 гг. Севастополь совершенно захирел. Флота у России не было. Новых жителей в Севастополе не появилось. Подвоза к Севастополю каких-либо товаров не было, а следовательно, бездействовал и торговый порт. Денег на восстановление разрушенных домов не было, и Севастополь постепенно умирал. Оживление началось только после постройки Лозово-Севастопольской железной дороги, но до Турецкой войны 1877-1878 годов еще не было заметных результатов.


В Херсонесе еще не начались раскопки старого города. Был только небольшой Херсонесский монастырь, испытывавший страшную нужду. Георгиевский монастырь также был страшно беден, и монастырская братья с трудом существовала. Балаклава представляла из себя небольшую, жалкую рыбацкую деревушку. Инкерманский монастырь также едва существовал.


Вокруг Севастополя было много хуторов, процветавших до Крымской войны, но к описываемому времени только два-три из них вновь превратились в цветущие сады и имели хорошие виноградники. Остальные же носили еще свежие следы разрушения за время Крымской войны и были в самом жалком виде. Все ближайшие окрестности Севастополя были еще покрыты полузасыпавшимися траншеями и редутами, и всюду были следы лагерей неприятельских войск...


В общем картина была очень грустная и все указывало на большую нужду населения.
"

С момента окончания крымской войны до момента описания вышеприведенных картин, напомню, прошло более двадцати лет ...

Воспоминания А.С. Лукомского "Русская армия в Великой войне. Очерки из моей жизни" полностью.

  • 1
нет флота -нет Севастополя. А по итогам Крымской войны флота у РИ в Черном море не осталось.

Насчет военно-морского флота понятно - но торговое судоходство разве было запрещено ?

И не флотом единым - требовались железные дороги, о чем еще в 1857 году издал соответствующий эдикт Александр II - а их не было.

"
…железные дороги, в надобности коих были у многих сомнения ещё за десять лет, признаны ныне всеми сословиями необходимостью для Империи и сделались потребностью народною, желанием общим, настоятельным. В сём глубоком убеждении, мы вслед за первым прекращением военных действий повелели о средствах к лучшему удовлетворению этой неотложной потребности… обратиться к промышленности частной, как отечественной, так и иностранной… чтобы воспользоваться значительной опытностью, приобретённою при устройстве многих тысяч вёрст железных дорог на Западе Европы.
"
— Высочайший указ императора Александра II от 26 января 1857 года

В итоге даже местные железнодорожные ветки начали появляться уже ближе к началу XX в. -

14 октября 1874 года — фактическая граница с современной Украиной (из Мелитополя) — Симферополь;

15 сентября 1875 года — Симферополь — Севастополь;

1896 год — Джанкой — Феодосия

1900 год — Владиславовка — Керчь

1915 год — Остряково — Евпатория

так грузооборота не было - логистический тупик, пока не подтянули ж/д ветку. К тому же бухта Севастополя по удобству портовых операций проигрывала Одесским/Николаевским/портам.

> так грузооборота не было - логистический тупик, пока не подтянули ж/д
ветку

"
История порта богата взлетами и падениями. В периоды военных действий на Черном и Средиземном морях (1787-1791, 1798-1799) его торговые функции приостанавливались. 7 марта 1789 г. в Севастополе была учреждена, а 22 марта открыта портовая контора, которая действовала (с перерывами) до 1804 г. В 1804 году Севастополь был объявлен главным портом Черноморского флота, с этого времени до 1867 года торговый порт в Севастополе как международный не функционировал, но оставался открытым для купеческих судов России.

В 1856 году с целью возобновления судоходства между портами Черного и Азовского морей была создана одна из первых коммерческих пароходных компаний России - РОПиТ (Русское общество пароходства и торговли). Некоторое время помощником директора РОПиТ был Михаил Ильич Кази, почетный гражданин Севастополя. Благодаря его деятельности часть Южной бухты была передана под коммерческий порт. В 1863 году учреждается Севастопольская таможня, а в 1867 году, когда окончилась Крымская война, военный порт в Севастополе был упразднен. В город опять стали приходить суда под турецкими, греческими, английскими, итальянскими, норвежскими флагами. Началась международная торговля. Суда РОПиТ стали осуществлять регулярные рейсы на Кавказ, в Константинополь, Синоп, Галац и Лондон. В навигацию 1868 года Севастопольский морской торговый порт посетило 498 судов, в том числе 51 под иностранными флагами.
"

этого мало. груз не вывезешь и не завезешь.
Рек нет, ж/д ветки нет. Тупик , как он есть

Севастополь уже был крупным международным торговым портом с 1789 по 1804 год - и отсутствие железных дорог в тот период ему расти не мешало..

Хотя, мне кажется, мы говорим об одном и том же. Для того, чтобы город развивался после Крымской войны, нужны были железные дороги. А их не было.

Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal южного региона. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.

  • 1